Пожарная безопасность. Пожарные декларации. Декларации пожарной безопасности

Казань декларация пожарной безопасности

Отправьте заявку





Посттеррористический синдром


Посттеррористический синдромЭксперты рассказали о психологических последствиях взрыва в "Домодедово"

В СУББОТУ СЛЕДСТВЕННЫЙ КОМИТЕТ РФ СООБЩИЛ О РАСКРЫТИИ ТЕРАКТА, СОВЕРШЕННОГО В ПОНЕДЕЛЬНИК В МОСКОВСКОМ АЭРОПОРТУ "Домодедово". ПО ДАННЫМ СЛЕДСТВИЯ, СМЕРТНИКОМ ОКАЗАЛСЯ 20-ЛЕТНИЙ УРОЖЕНЕЦ СЕВЕРНОГО КАВКАЗА. СЛЕДОВАТЕЛИ ПОЛАГАЮТ, ЧТО ТЕРАКТ БЫЛ НАПРАВЛЕН В ПЕРВУЮ ОЧЕРЕДЬ НА ИНОСТРАНЦЕВ И ИМЕННО ПОЭТОМУ ВЗРЫВ БЫЛ ОСУЩЕСТВЛЕН В ЗАЛЕ ПРИЛЕТА. ОДНАКО БОЛЬШЕ ВСЕГО РАНЕНЫХ И ПОГИБШИХ ИЗ-ЗА ВЗРЫВА ОКАЗАЛОСЬ СРЕДИ РоссияН. ПО СЛОВАМ ПСИХОЛОГОВ, ТЫСЯЧИ ГРАЖДАН России ПОЛУЧИЛИ ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ТРАВМЫ, ОТ КОТОРЫХ НЕ СМОГУТ ОПРАВИТЬСЯ ЕЩЕ ДОЛГОЕ ВРЕМЯ. СТРЕСС ПЕРЕЖИВАЮТ И ТЕ, КТО ЛИЧНО ПРИ ВЗРЫВЕ НЕ ПОСТРАДАЛ. ПО ДАННЫМ СОЦИОЛОГОВ, ЖЕРТВАМИ ТЕРРОРИСТОВ ОПАСАЮТСЯ СТАТЬ БОЛЕЕ 80% РоссияН. ОДНАКО ПСИХОЛОГИ ОТМЕЧАЮТ И ДРУГУЮ ТЕНДЕНЦИЮ: ЗНАЧИТЕЛЬНАЯ ЧАСТЬ РоссияН СТАЛА ВОСПРИНИМАТЬ СООБЩЕНИЯ О ТЕРАКТАХ БОЛЕЕ РАВНОДУШНО, ЧЕМ РАНЬШЕ.

По словам и. о. директора Центра социальной и судебной психиатрии имени Сербского Зураба Кекелидзе, "реакция горя" у потерявших близких в теракте имеет три стадии. Для первого месяца характерно отрицание - человек отказывается признавать смерть близкого, "говорит об усопшем как о живом". Затем от месяца до года с момента гибели происходит"дезорганизация" - разрушаются отношения, которые связывали с погибшим. У некоторых это сопровождается деградацией личности, снижением социального статуса.

И наконец, человек переходит к фазе "реорганизации": привыкает, что живет без близкого, и начинает обустраивать свою жизнь. Зураб Кекелидзе утвеРЖДает, что "не переживать горе нельзя", и врачи лишь помогают избежать других расстройств, которые сопровождают стресс: язва желудка, диабет, кожные заболевания.

Стресс преследует и тех, кто был ранен в теракте либо просто оказался очевидцем. По словам Зураба Кекелидзде, для первых трех дней характерна "острая реакция" - возбуждение либо оцепенение. Многих беспокоит бессонница, потеря аппетита и "яркие воспоминания о случившемся". К психологам очевидцы теракта обычно обращаются на четвертый-пятый день, когда расстройства проявят себя в полной мере. "Физически не пострадавшие при взрыве тоже обращаются. Кто говорит, что на здоровье это не влияет, тому к врачу надо в первую очередь", - убежден г-н Кекелидзе.

Некоторые сознательно скрывают от окружающих, что были очевидцами теракта: они боятся "получить репутацию людей с расшатанной психикой", так как, по мнению многих, пережить теракт и остаться нормальным невозможно. Психологи возражают: "переработать" травмирующую ситуацию можно. Например, люди, пережившие взрыв и пожар в доме, спустя несколько лет "со смехом рассказывали, как голые выбегали на улицу".

Телефонную "горячую линию" Центр имени Сербского открыл, как только стало известно о теракте в "Домодедово". В первый вечер и ночь после теракта туда позвонили около 200 человек, на следующий день - 80, на третий - еще несколько десятков. Параллельно работали и психологи МЧС. На их "горячую линию", поданным министерства, обратились более тысячи человек, еще примерно 100 побывали на очном приеме. Психологи тоже не выдерживают нагрузку. Зураб Кекелидзе рассказывает об одном своем сотруднике, который принялся раздавать пострадавшим в теракте свои лекарства и деньги, а затем снял и попытался отдать халат. Это "синдром выгорания", которым страдают две трети врачей, причем каждый десятый - в тяжелой форме.

Стресс переживают и те, кто лично в терактах не пострадал. По данным Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ), после прошлогодних взрывов в московском метро жертвой террористов боялись стать 82% Россиян (результаты опроса после теракта в "Домодедово" пока не готовы). Примечательно, что таким же уровень тревожности был после взрывов домов в Москве осенью 1999 года (80%), затем к 2009 году он поступательно снижался до 61%, но потом снова вырос. Сильнее других опасаются стать жертвой теракта Москвичи, жители южных регионов России и пенсионеры. В готовность властей защитить граждан от новых терактов верят треть (36%).

Одновременно с этим психологи отмечают новую тенденцию в поведении Россиян. Как сообщил "НИ" заведующий кафедрой экстремальной психологии факультета психологии МГУ Мадрудин Магомед-Эминов, общество стало воспринимать сообщение о терактах гораздо равнодушнее, чем раньше. "Согласно результатам исследования, проведенного нашими сотрудниками в марте после взрывов в московском метро, 60-70% Москвичей не интересовались новостями, связанными со взрывами, старались обесценить эти события, - рассказывает г-н Магомед-Эминов. - Нельзя сказать, что люди не боялись терактов, однако сообщения об этом не вызвали у них почти никакого эмоционального отклика. В 1990-е на сообщения о терактах так реагировали около 30% респондентов. Отсутствие эмоций - защитная реакция в условиях постоянной террористической угрозы. В 1990-х люди воспринимали терроризм как временное явление. Теперь они понимают, что теракты не прекратятся и, чтобы не испытывать чувство беспомощности, отворачиваются от событий".

Фото:

- После теракта не менее сотни человек общались с психологами МЧС лично.

Александр Колесниченко, Светлана Башарова

1, 5

Пожары, аэропорт


ЦИУП

Декларация пожарной безопасности Казань
ООО "Центр инжиниринга и управления проектами"
Казань, Щапова 14/31, тел: +7 (843) 297-57-22