Пожарная безопасность. Пожарные декларации. Декларации пожарной безопасности

Казань декларация пожарной безопасности

Отправьте заявку





Двести метров до беды


Двести метров до бедыОбозреватель "Известий" побывал на берегу Таганрогского залива, где утонули трое детей

Во вторник в селе Комаровка Ростовской области похоронили трех дошкольников, провалившихся под лед Таганрогского залива. Два мальчика и девочка оказались одни в ледяной воде в двухстах метрах от берега. Как такое могло произойти, на месте разбирались "Известия".

Село Комаровка - это пять улиц, две сотни дворов. Люди зарабатывают кто чем может. Кто в магазине, кто на заправке, а кто и в Таганроге пополняет ряды офисных работников. Здесь каждый понимает: то, что случилось с Алиной Мороз, Ильей Ступаковым и Никитой Дубининым, могло произойти и с их детьми.

"На кладбище хорошо, там конфеты дают"

Алина, Илья и Никита были погодками: 4, 5 и 6 лет соответственно. Они были очень похожи, хотя и росли в абсолютно разных семьях. Труднее всего приходилось Илье - когда речь заходит о его родных, соседи опускают глаза.

- Да кукушка она! - говорит вдруг Валентина Паращук, неформальный лидер улицы Свердлова, на которой и случилась трагедия.

- Кто? - удивился я.

- Да неужели непонятно - мать его, Галина. Так и напишите. Их три сестры, она старшая. Сначала вышла замуж за одного, сына родила, Славика. Потом загуляла, муж ушел, Славку на свекровь спихнула. Потом снова родила, Илюшу, и тоже на бабушку, уже на свою мать. И снова загуляла. Два раза еще беременная была. Но детей нет. Видать, в роддоме оставила. А про этих детей не раз говорила, что они ей не нужны.

Ступаковы живут в обшарпанном доме с заложенными подушками окнами. Мать Ильи застать не удалось - она как раз уехала на опознание. Была только бабушка Алла. Женщина еще молодая, но во всем ее облике читаются годы крепких застолий. Когда-то, когда дочери были еще маленькими, из-за долгов повесился муж. Теперь погиб внук. Алла не хочет говорить. Она отворачивается, смахивает слезы и вдруг просит у соседки лом. Собирается сама долбить землю под могилу.

Это семейство уже стало притчей во языцех для всей округи. Но несмотря на не самые благоприятные обстоятельства, Илья рос тихим и спокойным мальчиком. Любил рисовать. Умел уже писать - буквы у него получались очень красивые. Особенно в словах "мама" и "бабушка". В свои пять лет уже освоил все прописи для первого класса. Правда, читать не умел. И в детсад не ходил, а целыми днями торчал на улице. Вместе с живущей через два дома Алиной.

Семья Алины Мороз, напротив, вполне благополучная. Переехали в Комаровку семь лет назад из Таганрога. После того как дедушке Алины, таксисту, какой-то наркоман перерезал горло. Для Романа и Татьяны, родителей Алины, брак стал вторым - у Татьяны тоже есть старший сын, который живет с бабушкой неподалеку. Роман совмещает две работы - слесаря в таксопарке и охранника в ЧОПе. Алине весной должно было исполниться пять, эту девчушку-хохотушку обожала вся улица. Рисовать и писать Алина не любила, а вот петь и танцевать могла до упаду. И если раньше исполняла все про козликов да про бабочек, то буквально на днях огорошила домочадцев припевом из хита "Одиночество" певицы Славы.

Как и Илья, в детский сад Алина не ходила. Они с ним были как нитка с иголкой, не разлей вода. Детская любовь до гроба. Илья не раз повторял: мы с Алиной поженимся. Однажды кто-то спросил: "Где ж вы жениться будете? " Теперь все село вспоминает, как мальчик спокойно ответил: "На кладбище (оно находится на соседней улице). Там хорошо, там конфеты дают".

Еще через пару домов живет ровесница Алины Настя Поваляева.

- Все трое постоянно у нас играли, - рассказывает бабушка Насти Ольга Ткачева, - У нас и игрушек много, и велосипед, и качели. Настя постоянно пыталась привлечь внимание Ильи и Алины.

Нарушенное табу

Улица Свердлова упирается в обрыв. Под ним метров 300 заросших камышом лиманов, за которыми лед Таганрогского залива. Жизненное пространство Ильи и Алины этим обрывом заканчивалось. Не потому что спускаться им было запрещено. Им, выросшим здесь, внизу было просто неинтересно. Тем более что Илья боялся воды и даже летом купаться не любил.

- Они никогда туда не спускались, у нас даже мыслей об этом не было, - говорит бабушка Алины Лариса Мороз.

Возможно, разгадка кроется в настойчивости третьего погибшего - Никиты Дубинина. Он жил в городе, но часто гостил у дяди в соседнем с Алининым доме. Он был старше своих товарищей, отличался пытливостью ума и непоседливостью. В субботу он вместе с бабушкой приехал в Комаровку в 10 утра, и уже через час табу на спуск с обрыва было нарушено.

- Где-то в 11 утра я вышла на обрыв и увидела, что Никита и Илья бегают внизу, - рассказывает соседка Ольга Ткачева, - Я им крикнула, чтобы шли к нам во двор, там уже Алина и Настя были. Ребята начали подниматься. Причем Илья аккуратненько, по траве. А Никита - напролом, через глину. Я ему показала, где надо, но он упрямый, не слушается, весь перемазался. И когда поднялся, я его сразу к бабушке отправила. Там ему одежду постирали, а самого дома оставили, потому как переодеть не во что было. А Илюша пришел к нам.

Около часу дня Алина предложила: пошли ко мне. Предложение было принято мгновенно. Настя, внучка Ольги Ткачевой, тоже выбежала следом. Однако, пробежав два шага, остановилась.

- Настя ходит в детсад и привыкла спрашивать разрешение на все, - говорит Ольга Ткачева, - Она вернулась и пришла ко мне. А я ей запретила к Алине идти. Потому что у нее во дворе две собаки, очень злые.

Возможно, эти собаки спасли Насте жизнь.

Следы на снегу

Никита дома не усидел. Он упросил домочадцев, те пооткрывали шкафы и нашли какую-то одежду. За воротами Никита столкнулся с Ильей и Алиной.

- В два часа я вышла и звала Алину обедать, - вспоминает Лариса Мороз. - "Бабуля, ну я еще немножко, - говорит она, - Ты разогревай, а потом меня позови". Ну я картошку почистила, курицу разогрела. Выхожу, а их нет. Нигде нет. Сердце как-то сразу екнуло. Я побежала сначала к Никите - нет. Потом к Илье - тоже нет. К обрыву сбегала, но их не увидела. Потом оказалось, что они правее пошли - у нас там одинокое дерево на лимане растет. Его с нашего обрыва не видно.

Родные Никиты тоже подняли тревогу. Обежали все дворы, а потом на тропинке, ведущей вниз, на снегу заметили следы детских ног. Следы прерывались у того самого дерева. Дальше снега нет - только замерзший песок. Обыскали весь берег, нет никого.

- У меня еще оставалась надежда, что они поднялись где-то в другом месте, - продолжает Лариса Мороз, - Думала, их в милицию кто-то отвел. Позвонила, их и там нет. Вот тогда я отчетливо поняла, что они в море. Уже никаких доказательств не нужно было, я это просто знала.

В милиции на первые звонки отреагировали стандартно. "Вы сначала все сараи обыщите, а потом в розыск объявляйте", - сказал дежурный. Но когда обыск сараев результатов не дал, по тревоге подняли и милицию.

На берег прибыли десятки милиционеров. Спасатели МЧС развернули лодки на воздушной подушке. Но ни детей, ни тел в субботу найти не удалось. Родители и односельчане все еще надеялись на чудо. Что дети могли просто уехать в Таганрог на маршрутке. Ведь Никита был городским и мог подбить друзей на эту авантюру.

Надежды рухнули, когда выяснилось, что детей на льду видели две женщины из соседней деревни и мужчина на лодочной станции. Они этому значения не придали. И только когда информация об исчезновении прошла по всем каналам, они вспомнили и показали место. С первыми лучами солнца в воскресенье спасатели обнаружили Алину. Она лежала на льдине метрах в 200 от берега. Лицом вниз.

Позже нашли Илью и Никиту.

У детей шансов не было

Что же произошло в субботу, пока бабушка Алины разогревала курицу? По всей видимости, любопытный Никита уговорил друзей проверить прочность льда в Таганрогском заливе. Может, "взял на слабо" - ведь Илья и Алина были младше и им не хотелось выглядеть в его глазах трусишками. У одинокого дерева, куда сначала вышла троица, спуститься на лед они не смогли - кромку от суши отделяла полоска воды. Метров 200 ребята шли вдоль берега, пока не нашли беспрепятственный проход. А потом еще столько же - по льду в глубь залива. Пока не провалились в ледяную воду...

- Если бы они вышли на два дня раньше, лед бы их удержал, - говорит один из местных жителей, - тогда морозы были. А тут как назло оттепель, два дня плюсовая температура.

Толщина льда в том месте три сантиметра. Я попробовал наступить на него - взрослый человек провалился бы сразу. И отделался бы промокшими ботинками. Даже если бы прошел эти 200 метров, ничего страшного - там глубина взрослому по грудь. А у детей шансов не было.

А может, был шанс? Например, если бы те, кто видел троицу на льду, подняли тревогу. Спасатели лишь пожимают плечами: вряд ли, не успели бы добежать до детей и вытащить их.

В понедельник тела Алины, Ильи и Никиты выдали родственникам. Похороны должны состояться сегодня - на том самом кладбище, где дают конфеты.

- Я сейчас вспоминаю, как постоянно говорила Алине: непоседа, когда ж ты мне дашь покой, - вздыхает бабушка Лариса Мороз, - Ну вот, теперь покой. Такой покой, что мне и жить незачем.

Спасатели, работа, области


ЦИУП

Декларация пожарной безопасности Казань
ООО "Центр инжиниринга и управления проектами"
Казань, Щапова 14/31, тел: +7 (843) 297-57-22