Пожарная безопасность. Пожарные декларации. Декларации пожарной безопасности

Казань декларация пожарной безопасности

Отправьте заявку





"Кошмар мог быть еще страшнее"


МЧС России не ждет повторения аномальной жары, но готовится к ней

Волна пожаров, почти все лето мучившая центральный регион страны, включая Подмосковье, почти закончилась. И сегодня можно подвести некоторые предварительные итоги сделанного и понять, что предстоит сделать.

С этими вопросами "МК" обратился к главе Центрального регионального центра (ЦРЦ) МЧС России генерал-лейтенанту Александру КАЦУ.

- Какие выводы вы как руководитель уже сделали из произошедшего? Насколько ваше подразделение готово к следующему году и стоит ли нам, на ваш взгляд, ждать повторения произошедшего в следующем году?

- Центральный регион России получил очень серьезный удар стихии. То, что произошло с климатом, не имеет аналогов за всю историю метеорологических наблюдений. И быть готовым к подобной ситуации на сто процентов просто невозможно.

Нам многому пришлось учиться прямо на марше. А огонь показал себя совершенно с неожиданной стороны. За считанные секунды он шел на сотни метров, а зачастую обтекал и брал в окружение и поселения, и людей, которых приходилось выводить из огненного плена. Особенно это было заметно в лесах хвойной породы, где отрицательную роль сыграл и многосантиметровый покров на земле, по которому пламя очень быстро распространялось. Это был серьезный бой, во время которого горели и дома. Но кошмар мог быть еще страшнее, если бы мы сразу не взяли ситуацию под контроль. Только в ЦРЦ наша группировка достигала до 50 тысяч человек. Было принято решение о переброске сил в наиболее пожароопасные регионы, шла постоянная помощь из других районов страны, в подкрепление нам пришли бойцы Минобороны, по команде министра нам были приданы дополнительные силы центрального подчинения, две академии, Ивановский и Воронежский институты, центр "Лидер"... Был собран мощный кулак, развернут региональный штаб на базе управления центра кризисными ситуациями ЦРЦ в полном взаимодействии с национальным центром.

Такая организованная работа и наступательная тактика минимизировали последствия пожаров - удалось отстоять сотни поселков. Мы проводили эвакуацию людей, создали 15 временных пунктов проживания. Иногда выводили людей только на ночь, пока наши пожарные боролись с огнем.

Что мы вынесли из этой ситуации? Мы понимали, что тушить тоРФ очень сложно. Особенно в условиях полного отсутствия влаги и высоких темпера тур. В Шатуре тоРФ горел на глубине 10 метров, а постоянная температура его на поверхности вне горения достигала 60 градусов. Проливать в таких условиях было почти невозможно. За ночь огонь отвоевывал прежние позиции, и мы начинали все сначала.

И тогда мы пошли на риск, начав тушить даже ночью, чтобы не дать шанс огню. Это не совсем правильно по канонам, но мы решились на это. Для работы мы привезли мощные осветительные приборы, удвоили личный состав расчетов, которые работали посменно, проводили днем предварительную разведку местности. Новшеством было и использование тоРФяных стволов, которые погружались на метр в глубину и качали воду. Нередко мы использовали не воду, а смачиватель. Это эмульсия, которая увеличивает глубину протушивания, состоящая из пенообразователя и воды. Это действительно новый метод и технология.

Все это позволило еще до дождей, которых все ждали как манну небесную, завершить тушение тоРФяных пожаров. Я подчеркиваю, раньше сезона дождей.

Мы извлекли из этой ситуации много уроков. Посмотрели в работе новую технику и проверили технологические разработки.

Кроме того, мы работали с личным составом в экстремальной ситуации и смогли воочию узнать, чего наши люди стоят. В основном это люди, способные держать удар, терпеть, принимать решения, мыслить и созидать. Я считаю, что это одно из главных завоеваний нашего ведомства.

Были, конечно, и другие примеры. Но в целом люди показали себя с лучшей стороны, и многие по итогу представлены к государственным наградам.

Понятно, что такая же аномальная жара вряд ли повторится. Даже ученые говорят, что такое бывает раз в тысячу лет. Но мы все равно будем держать порох сухим и готовиться к подобной ситуации по максимуму.

- На пожарах работало много добровольцев. Как вы оцениваете их работу, как взаимоотношения с ними будут строиться в дальнейшем?

- МЧС подготовило и вносит в Думу закон о добровольцах. Мы считаем, что необходимость его давно назрела, и последние события это хорошо показали.

Было очень много людей, изъявивших желание помочь в борьбе со стихией. Они шли даже со своим шанцевым инструментом. И здесь очень важен порыв. Конечно, мы их не посылали на самые опасные участки, для этого нужна специальная подготовка. Но помощь действительно была нужна. И такое количество добровольцев стало по-настоящему приятным откровением. Если мы обращались за помощью на предприятия, то тоже почти никогда не получали отказа.

Огромное количество добровольцев министр сам награждал недавно в торжественной обстановке. И я думаю, что движение добровольцев надо поднимать и поддерживать повсеместно.

- В самом начале волны пожаров очень много говорили о том, что пожарная служба оказалась не готова к подобному развитию событий, что раньше она была подготовлена лучше и работала эффективней... Согласны ли вы с подобным утвеРЖДением?

- У пожарной службы МЧС есть свое предназначение и задачи. Мы должны тушить жилой фонд и объекты экономики. Леса находятся в ведении не нашего ведомства, а Рослесхоза.

Но в стороне МЧС остаться не могло, и мы сразу же включились в противостояние огню.

Ответ на то, как мы работали, пусть дают те, кто видел, как это было.

Работала объединенная группировка сил из всех регионов страны. Прибавьте к этому колоссальную эффективность авиации МЧС, сбросившей на очаги пожаров несколько десятков тысяч тонн воды. Летчики работали на пределе, а иногда и за пределом человеческих возможностей. Не каждому это под силу.

А по поводу того, что раньше было хорошо, а теперь стало плохо, я могу сказать, поскольку имею право на сравнение. Я очень ценю работу МВД, к которому раньше относилась госпожарная служба. Я сам служил еще в тот период и был не рядовым сотрудником, а начальником управления. И прошел путь от лейтенанта до полковника, прежде чем службу передали в МЧС.

Досужие разговоры надо оставить в стороне. Объективно говоря, пожарной охране больше соответствует МЧС, даже по своему девизу: спасение, предотвращение, помощь. Мы и сегодня, кстати, продолжаем плотно работать с МВД. Но надо быть объективными: бывало раньше, что и зарплату задерживали на полгода, и технику давали не самую лучшую...

Теперь же техническое обеспечение выросло в разы. Людей никто не истребляет и не прессует. Конечно, в первые годы после перехода были трения на почве личностных отношений, как это всегда происходит при слиянии структур. Но все это быстро закончилось. В МЧС не существует отдельно спасателей, отдельно пожарных, отдельно врачей... Мы все вместе. Здесь все решают личные качества человека, а не его специальность.

Я это знаю и по себе. Ведь я тоже пришел со стороны, казалось бы, чужой для МЧС, но был назначен начальником главка в Орловской области, потом в Московской. За девять лет работы в ведомстве дорос до уровня начальника ЦРЦ, стал генерал-лейтенантом.

Есть поговорка "инициатива наказуема". В МЧС она работает с точностью до наоборот. Здесь важно, что ты делаешь и как. И я стараюсь работать так же. Кстати, у меня из замов только один пожарный, остальные военнослужащие. И тоже из разных родов войск. Прежде всего они порядочные офицеры и профи. Для МЧС это самое важное. И такие человеческие ценности по-хорошему подкупают.

Когда в МЧС передали Госинспекцию по маломерным судам, тоже шло много подобных разговоров. А теперь люди со стороны говорят, что то, что было раньше, и сейчас как будто две разные службы. И на воду пришел закон.

Такая же работа сейчас происходит с горными спасателями, которых недавно перевели под МЧС. Министр не просто принял эту службу, но постоянно думает, как улучшить их работу, усилить их роль. И мы сделаем все, чтобы они полностью влились в большую семью МЧС.

А разговоры о том, что раньше было хорошо, а теперь стало плохо... Пусть тот, кто может, сделает лучше.

Наш министр, когда приезжает в какой-то регион, прежде всего идет в пожарную часть и начинает выяснять, что есть, а чего не хватает. Почему что-то не дали. И задача руководителям департаментов ставится прямо на месте.

А многие сегодняшние генералы в должностях замминистра, начальники региональных центров, директора департаментов - выходцы из пожарной охраны: Александр Чуприян, Михаил Верзилин, Юрий Дешевых, Виктор Молчанов, а уж начальников главков сегодня большое количество.

Тут очень важен подход к человеку. У нас полное взаимопонимание и взаимодействие всех служб. И во время пожаров это было очень хорошо видно. Только такой симбиоз и приводит к успеху.

Наверное, поэтому нередко и говорят, что МЧС - очень успешное ведомство. Наверное, так оно и есть, ведь мы сильны командой.

Пожары, области, работа


ЦИУП

Декларация пожарной безопасности Казань
ООО "Центр инжиниринга и управления проектами"
Казань, Щапова 14/31, тел: +7 (843) 297-57-22