Пожарная безопасность. Пожарные декларации. Декларации пожарной безопасности

Казань декларация пожарной безопасности

Отправьте заявку





Ивановский тоРФ: пожары, бизнес, перспективы


Ивановский тоРФ: пожары, бизнес, перспективыВот и осень. Лесные и тоРФяные пожары 2010-го становятся частью истории. На первый план выступает вопрос: будут ли сделаны правильные выводы из произошедшего? Что, например, "там, наверху" собираются делать с тоРФяниками? Или не собираются - и мы вновь вспомним народную мудрость: крута гора, да забывчива?

Обширные тоРФяные залежи располагаются не только в Ивановской области, но и во Владимирской, Кировской, Московской... Губернатор последней сгоряча предложил тоРФяные поля затопить, а вот другие сомневаются в эффективности столь радикальной меры. Представитель президента по ЦФО Георгий Полтавченко в своем интервью обратил внимание на то, что тоРФ следует беречь, а тоРФоразработки развивать. Пресса, кстати, обращала внимание на то, что сильные тоРФяные пожары бушевали как раз на за-брошенных тоРФяниках, а там, где тоРФоразработки продолжаются, все было относительно спокойно.

Так что такое тоРФ, есть ли в нем прок для Ивановской области? Или, как советовал Конан-Дойл, "от тоРФяных болот следует держаться подальше"? Чтобы ответить на эти и многие другие вопросы, касающиеся тоРФа, мы пригласили в редакцию людей, для которых тоРФ стал профессией: генерального директора ЗАО "Южа-тоРФ" Валентину Сысуеву и генерального директора тоРФодобывающей компании "МугреевоТоРФ" Алексея Коновалова.

Пожары, или Крута гора да забывчива

- Давайте начнем с общей темы: как горели, как тушили, с чего началось и чем закончилось...

В. Сысуева: В нашем регионе тоРФяные поля "давали жару" не раз. Все помнят, как горели в 1972-м. В 1996-м горели немного, "хорошо" в 1997-м, и "очень хорошо" в 2002-м. Хотя такого пожара, как в этом году, не бывало. И всегда, к великому сожалению, стоит пожарам закончиться, как о них забывают. До следующего. Надеемся, что нынешний заставит принять серьезные меры.

В Южском районе Ивановской области мы всегда горим из-за лесов Гороховецкого военлесхоза Министерства обороны. Ими в Южском районе занято 11385 гектаров. Леса были все сведены, в настоящее время на этих территориях остались одни посадки. И эти посадки десятилетней - пятнадцатилетней давности горят только верховым огнем. Огонь этот, как правило, идет на наши леса, а в Южском районе - 55 тысяч гектаров леса пятого класса опасности. Выводов в лесной службе до сих пор не сделано. При лесоустройствах, которые должны делаться раз в десять лет, надо изменить систему посадок, чтобы не только росла хвоя, хвоя и еще раз хвоя, а делать и промежуточные полосы из берез, из лиственных пород, которые хуже горят и приостановят эти пожары, можно и отрубаться просекой.

Мы работаем с тоРФом и прекрасно осознаем его опасные пожарные свойства. Мы соблюдаем все правила работы с тоРФом, и наши сотрудники также имеют все необходимые квалификации и навыки. Мы знать не знали, что к нам придет этот огонь. К нам не поступило ни одного предупреждения.

И когда пришел верховой огонь, он прошел по сорока гектарам. Их мы тушили собственными руками. Потому что ни одна пожарная машина не может заехать на наши площади. На действующих тоРФоразработках можно тушить тоРФяники только своей техникой, приспособленной для болот. Тушили и тут же начинали заготавливать продукцию. Нам нужно было сохранить сырье для работы зимой, так как мы - сезонное предприятие. Зимой перерабатываем, весной продаем, а потом работаем на следующую зиму. Нам жизненно необходимо было сохранить рабочие места (а их больше 150), чтобы люди работали, а предприятие не закрылось.

- Вы сказали, что тушили "своими руками" - это ведрами и лопатами?

В. Сысуева: - Представьте себе: искры летят со стороны леса, падают на тоРФ. А рядом караваны стоят по две - три тысячи тонн тоРФа. Да, бегали с ведрами, с лопатами, иск-ры тушили.

Работали у нас три мотопомпы "Хонда", 5-тонная бочка с коловратным насосом на базе трактора ДТ-75. К этому насосу присоединяются несколько рукавов, он может сам забирать воду из канав, из противопожарных водоемов. Кроме того, у нас были еще два коловратных насоса, которыми мы закачивали воду в бочки по две-три тонны, из них потом проливали небольшие очажки. Использовали специальный состав из подаренной МЧС экспериментальной смеси.

Также нам выделили одну пожарную машину из Савина, но она могла ехать только по бывшей узкоколейной железной дороге, заливала леса, чтобы на второй поселок огонь не шел и дальше на село Мугреевский не распространился.

- А где вы свои мотопомпы используете, когда пожаров нет?

- Нигде. Мотопомпы хранятся на складе. Они недорогие - от 16 до 26 тысяч, но дают до 500 литров в минуту. Противопожарный трактор у нас всегда в работе, даже когда нет пожаров, мы на него всег-да тракториста берем.

- То есть там, где разработки заброшены, никаких мотопомп нет...

- В настоящее время дымят и горят тоРФяники на землях Гороховецкого военлесхоза Московского военного округа. Мы и их тушим. Сегодня у них осталось три очага небольших, и мы продолжаем их тушить. Чужие земли, а мы тушим. Мы раскопали вручную карьер и пустили воду, чтобы огонь не ушел на глубину. И это сработало, вода пошла по мелиоративной системе.

- Когда речь зашла о затоплении тоРФяников, некоторые стали говорить, что нет карт, что их надо составлять заново...

- Нужны не карты, а проекты рекультивации этих земель. И теперь государству надо вкладываться. Тем более, что тоРФоразработчиков бросило то же государство. Просто так затопить нельзя. С землей надо поработать. Где-то разровнять, а где-то производить посадки дополнительные. Ведь все сделано по проектам. В Москве есть проектный институт, в архиве которого все эти проекты должны быть.

А в борьбе с огнем консультативную помощь нам оказывало МЧС, и мне очень понравились ребята из Иванова, нужно сказать им спасибо. Мы совместно с ними леса отжигали, которые прилегают к тоРФяникам. Если бы мы этого не сделали, огонь охватил бы еще и второй поселок, и пошел бы на село Мугреев-ский. Помогали они нам и техникой - как только освобождалась машина, они нам ее пригоняли. Отстояли ивановскую землю.

Бизнес, или Телушка - полушка, да рубль перевоз

- Расскажите про продукцию из тоРФа. Кроме того, что тоРФ можно просто сжигать и получать тепло, что еще можно из него изготовить? Расскажите о вашем производстве, насколько оно современно и своевременно, на ваш взгляд.

А. Коновалов: - ТоРФ - это не только топливо. В настоящее время объем реализации топливного тоРФа составляет лишь 5-7% от нашей общей выручки. Основной спектр нашей продукции - это сельхозназначение.

Мы добываем тоРФ фрезерным способом. После мелиорации поля высыхают, по ним проходят фрезерные и уборочные машины, которые убирают тоРФ слой за слоем. Мы получаем готовое сырье, которое складируется в виде караванов, это и есть основное сырье для переработки. Оно складируется на площадях близ месторождения Святоозерское, где и ведет добычу наше предприятие. А в Юже находится перерабатывающее производство ЗАО "Южа-тоРФ". На фабрике, начиная еще с 2003 года, проведена мощнейшая модернизация оборудования, установлена новая канадская линия стоимостью около двух миллионов долларов. С ее установкой ЗАО "Южа-тоРФ" стало чуть ли не единственным предприятием, имеющим полный производственный цикл по агломерации тоРФа. На входе - сырье в виде тоРФа. Оно очищается, затем смешивается с минеральными удобрениями. За контролем качества и дозацией смеси следит специальное программное оборудование. Эта смесь автоматически засыпается в пакеты разного номинала - от пяти до восьмидесяти литров, с нанесенным рисунком, штрих-кодом, датой производства. Дальше этот пакет по конвейерной линии и попадает на пункт упаковки, то есть ручной труд исключен. Пакет укладывается на поддон в зависимости от своего номинала в автоматическом режиме, перематывается стретч-лентой по периметру. То есть это полностью автоматический цикл, который включает в себя все стадии от переработки сырья до готового продукта. Основной персонал у нас задействован на вспомогательном производстве, контроле, ремонте и обслуживании оборудования. Мы были одними из первых, кто получил это оборудование; запустили его, настроили, адаптировали его к работе в условиях нашей зимы.

- И какова география распространения продукции?

В. Сысуева: - Белоруссия, Казахстан, Калининград, вся Россия, крупные федеральные сети - "Оби", "Ашан", "Касторама", "Вертикаль", "Магнит".

По топливному направлению есть много заявок и предложений от зарубежных партнеров из Кореи, Финляндии и Норвегии, но мы отказываем, так как дорогая логистика и доставка.

А. Коновалов. - При нынешней экономике мы не можем конкурировать с другими поставщиками на рынке экспортных операций. У нас нет близ расположенных морских портов, доставка автотранспортом себя не окупает, до железных дорог топливо еще доставить надо... Как говорит народная мудрость - телушка - полушка, да рубль перевоз.

- А сколько в России еще таких предприятий, как у нас в Юже?

- Два или три.

Перспективы, или ТоРФодобыча - бизнес будущего

- А тех запасов, которые вы сейчас разрабатываете, хватит с вашей мощностью? На какой период: месяц, год?

- Думаю, что лет на пять интенсивных разработок.

- То есть уже сейчас вам надо готовить другие месторождения?

В. Сысуева: Мы ведь не говорим сегодня о разработке новых болот. Мы говорим сегодня о доработке тех болот, которые были нарушены еще в советские годы. Нарушены - то есть сделана осушительная сеть, снят верхний слой, они готовы к переработке. Мы говорим только об этих болотах. Таких земель в округе у нас достаточно много. Одно из основных - это участок Западное, месторождение Большеболотовское, 200 гектаров, практически подготовленных под добычу. Оно у нас тоже обследовано. Землю эту мы просим давно. Но у федералов, которым она принадлежит, все не до нас. Разве что вот прошедший пожар им о нас напомнит...

-А ваше предприятие зарегистрировано здесь, и налоги вы платите в Ивановской области?

- Конечно. Мы платим все налоги, у работников полный социальный пакет и пенсионное обеспечение.

- А если тоРФяные залежи вам все же дадут в пользование или аренду - отложите их, а лет через пять пойдете разрабатывать? Или же вы готовы их разрабатывать уже сейчас и создавать новые рабочие места?

А. Коновалов: - Нам нужно будет задействовать новые площади, вводить новых людей и новую технику уже в ближайшие 2-3 года. Новые площади мы будем разрабатывать наравне с имеющимися. И это потребует увеличения персонала примерно на сто человек, которые будут заняты на рекультивации и разработках.

- Для деревень, для маленьких поселков - это очень хороший уровень создания новых рабочих мест.

- Я вам больше скажу, заработная плата рабочих во время сезона достигает 40 тысяч. Экономика сезона нам позволяет вводить сдельную форму оплаты.

- И задолженности по заработной плате у вас нет?

-Об этом мы вообще не говорим. Люди привыкли приходить в кассу в то время, когда положено, зная, что они распишутся в ведомости и получат зарплату.

- Если заниматься тоРФом так выгодно, то почему бизнес не идет на тоРФяные поля?

- Многие мечтали о том, чтобы заработать деньги на тоРФе. Но этот бизнес достаточно низкорентабельный. Во-первых, очень много рисков. Пять лет инвесторы в нас вкладывали деньги, пока мы не достигли такого уровня продаж, когда мы стали работать без убытков. Вряд ли найдется много инвесторов, готовых столько лет вкладывать деньги в подготовку болот, строить производственные мощности по переработке... На рынке чистый тоРФ никому не нужен. Нужен готовый продукт, то есть красивый пакет тоРФогрунта с нанесенным рисунком, штрих-кодом, разными добавками. А найти рынок сбыта на чистый тоРФ практически невозможно.

- Мы говорим сейчас в основном о тоРФе как об удобрении. Но я так понял, что основное внимание правительства направлено на тоРФ не столько в сель-ском хозяйстве, сколько в энергетике.

А. Коновалов: - Этой программой мы занимались, и весьма активно. Но надо понимать, что строительство тоРФяных котельных имеет место быть, но в таких местах, где плечо доставки этого сырья не превышает 30 километров. То есть должно быть стечение многих обстоятельств: тоРФоразработки должны находиться рядом с поселением, долж-на быть достаточно развита система добычи, котельная этого поселения должна быть привязана к этому виду топлива, и не приходится ждать, что в ближайшие 10-15 лет к этому поселению не проведут газ. Такие поселения есть. И только в этом случае есть смысл устанавливать тоРФяные котельные или модернизировать имеющиеся под местное топливо.

В. Сысуева: Как агроном я считаю преступлением сжигать тоРФ. Это ценное органическое удобрение. Мы уже сожгли столько в России болот, что лучше уж использовать тоРФ для улучшения плодородия почвы. Ну и на топливо немножко, потому что никуда мы от биотоплива не уйдем.

- Давайте подведем итог беседы. Мы увидели на конкретном примере, что там, где тоРФоразработки ведутся, там и помпы есть, и люди есть, и присмотр за залежами тоРФа есть. То есть чем активнее будут разрабатываться залежи тоРФа, тем меньшую опасность они будут представлять. Кроме того, мы говорим о том, что необходимо своевременное информирование о распространении пожаров, разумное лесоустройство, иначе лесной верховой пожар быстро распространяется и приходит на тоРФяники. Мы доказали, что перспективы у тоРФоразработок есть. Хотя этот бизнес и низкорентабельный, но если потерпеть и вложиться в него основательно, то можно им заниматься. Более того - необходимо сохранить и расширить зону работ на болотах, потому что это принесет пользу и Южскому району, и области. Убедились и в том, что тоРФоразработки перспективны. Землю поднимать надо и, кроме того, открыты перспективы внутреннего потребления тоРФа в качестве топлива.

А. Коновалов: Мы с гордостью говорим, что занимаемся этим делом. И люди, которые у нас работают, тоже гордятся тем, что заняты в этом бизнесе.

ТоРФодобыча - это бизнес не столько сегодняшнего времени, сколько бизнес будущего, до которого наша страна, может быть, еще не доросла. А у нас еще пока много нефти, газа, других природных ископаемых. Мы не доросли до экономики экономии, до которой западные страны дошли совсем недавно - им просто пришлось этим заниматься.

- Что же, тогда да здравствует тоРФ! Спасибо вам за беседу и компетентное мнение. Надеемся, нас с вами услышат.

ЗАО "Южа-тоРФ" образовано в 2002 году на остатках производственной базы "Ламненско-Куракинского тоРФопредприятия" (брикетного завода). Генеральный директор: Сысуева Валентина Алексеевна. В 2004 году установлено канадское оборудование "Premier Tech" стоимостью 2 млн долларов по смешиванию, фасовке и упаковке тоРФогрунтов.

В 2006г. восстановлена добывающая база тоРФопредприятия, создана компания ООО "МугреевоТоРФ". Закуплены колесные и гусеничные трактора, навесные фрезы, фрезобарабаны, корчеватели пня, подборщики щепы, погрузчики, полный комплекс оборудования для добычи кускового тоРФа. Генеральный директор: Коновалов Алексей Валерьевич. Обе компании входят в группу компаний "Русский тоРФ", та в свою очередь входит в группу "Промышленные инвесторы". Одной из основных целей создания холдинга является восстановление тоРФяной промышленности в Центральном регионе России. За 8 лет объем инвестиций в производство составил 230,1 млн руб.

В тоРФодобыче и тоРФопереработке (в сезон) заняты более 200 высококвалифицированных рабочих и специалистов.

Пожары, области, работа


ЦИУП

Декларация пожарной безопасности Казань
ООО "Центр инжиниринга и управления проектами"
Казань, Щапова 14/31, тел: +7 (843) 297-57-22