Пожарная безопасность. Пожарные декларации. Декларации пожарной безопасности

Казань декларация пожарной безопасности

Отправьте заявку





Выжить и не сломаться


После автоаварии ярославна Ирина Антипина не может подняться на ноги

- Когда я лежала в больнице, батюшка сказал, что у меня очень сильный ангел-хранитель, раз я осталась жива. Значит, я ещё нужна.

Весь прошлый год ярославна Ирина Антипина провела в пяти лечебных учреждениях, но нигде её так и не смогли поставить на ноги после страшной аварии. Два года её ноги не чувствуют ничего, кроме жуткой боли. На лечение нужны деньги, которых нет. Но есть опора и надежда -15-летняя дочь Лада, ради которой Ирина готова терпеть и жить.

Страшное ДТП

Ирина возвращалась в Ярославль из Иванова, где навещала родителей. Её "Жигулёнок" ехал по пустой утренней трассе со скоростью 70 километров в час, дочь Лада сидела на заднем сиденье. Вдруг с просёлочной дороги неожиданно выскочила иномарка и, не вписавшись в поворот, развернулся на "встречке" и налетел на их легковушку.

- Потом, как мне рассказывали, он говорил, что просто не заметил нас, - утирает Ирина слёзы обиды, беспомощности. - Единственное, что я помню, это огромную фару перед самым лицом и собственный крик: "Что это?!"

Что спасло - в момент аварии на трассе оказалась машина МЧС. Столкновение произошло буквально на глазах у спасателей. И в это же время с дороги, откуда выскочил джип, на обед ехала бригада "скорой помощи". Не

Случись всех этих людей в тот момент рядом, неизвестно, осталась ли бы жива Ирина.

По больницам

Ирину буквально смяло - были сломаны все двенадцать рёбер, лицевая часть черепа, пробито лёгкое.

У Лады - перелом шейки бедра, её почти сразу же перевезли в Ярославль. Ирину - только через неделю. В сельской больнице её пытались сажать, не заметив перелома двух позвонков. А операция в Ярославле из-за травматической пневмонии отложилась ещё на три недели.

Так мама с дочкой и лежали по разным больницам. За ними ухаживал самый близкий Ирине человек - её младший брат Михаил. Он приехал из Иванова, жил здесь три месяца. Навещал и старший сын Кирилл, две лучшие подруги - Елена и Маргарита. Оба бывших мужа Ирины знали об аварии, но помочь не предлагали. Видимо, думали, что она справится с бедами сама, с её-то сильным характером.

Помогала всем

До аварии у Ирины было много друзей и знакомых. Она работала в общественной приёмной нашей главной партии, помогала бабушкам с их коммунальными бедами и считала, что нет проблемы, которую нельзя решить. Она до сих пор рада, что успела помочь районному детскому дому для детей-инвалидов с адаптированной детской площадкой.

И вообще Ирина всегда считала себя самодостаточным человеком, работала в райкоме комсомола, в 90-е, когда самой пришлось шить на пятилетнего Кирилла, организовала первое в Ярославле предприятие по пошиву детской одежды. Один знакомый даже пошутил: с такой энергией, мол, её надо отправлять на котлованы что-нибудь взращивать, а когда там начнёт всё расти и цвести, перебрасывать на другой котлован, а на прежнем мужики работать будут.

Сейчас эта сильная женщина совсем растерялась, она никогда столько не плакала. Как глухая стена, над всем дальнейшим лечением встал финансовый вопрос.

Денег на лечение нет

- Если бы не эта боль, я, может быть, больше могла делать сама, но она меня так изматывает. Врачи говорят - это значит, что, возможно, я смогу встать на ноги, - рассказывает Ирина. - Но они не могут сказать ничего конкретного и признаются, что в Ярославле ещё не научились лечить такие травмы. Таких, как я, хорошо восстанавливают в Израиле и Германии, но для меня это нереально.

Полгода после больниц Ирина пыталась найти ответы на свои вопросы в Интернете. Оказалось, что специальное оборудование есть и в столичных клиниках, они готовы принять женщину, только месячный курс реабилитации там стоит 10 тысяч долларов. Пенсия Ирины Антипиной - 7800, ещё 1000 рублей она получает на несовершеннолетнюю дочь. Сын после крупной неудачи в бизнесе сам оказался в долгах.

Благодаря помощи с места работы ей удалось пройти курс лечения в Нижегородском реабилитационном центре. Это стоило 60 тысяч с больного и ещё столько же - с его сопровождающего, то есть с Лады.

Ирина смогла встать на ноги на специальном тренажёре и даже пройти 20 метров.

В Ярославль вернулась просто окрылённая надеждой, но в фонде социального страхования сказали, что для неё нет специальных протезов, так как нет финансирования из Москвы. Она ждёт их уже 8 месяцев, а за это время мышцы пришли в прежнее состояние. Когда ещё оставались деньги, Ирина могла позволить себе и массаж, и ЛФК, и даже сиделку. Сейчас денег нет. Да и дочь-девятиклассница последнее время не вылезала из больниц, а скоро экзамены, и нужны репетиторы.

Областной департамент здравоохранения может помочь с повторным курсом в Нижнем Новгороде, но готов оплатить только пребывание больной без сопровождающего, а без этого не берут. Ирина не знает, где добыть недостающую сумму.

Возмещения ущерба не будет

А что с водителем той иномарки? Он получил два года условно. На первый суд о возмещении морального и материального ущерба он не пришёл по состоянию здоровья, от второго отказался с официальным объяснением, что претензии Ирины "не соответствуют действительности". Скоро состоится третье слушание, но, как объяснил женщине её адвокат, много денег в таких делах у нас не отсуживают, тут вам не Москва и не Европа.

Ноутбук сломался, а с ним и прекратилась связь женщины с внешним миром. Она спасается рукоделием - вяжет, рисует, превращает обычные бутылки в изящные вазы. Слепила из солёного теста оберег с домовёнком, дочке сшила стильный клатч из той самой куртки, в которой попала в аварию.

- Я хочу встать на ноги, очень хочу. И самое страшное, если мне это станет безразлично, - говорит Ирина. - Это было бы подло с моей стороны. У меня есть Лада. Я не могу её бросить...

Москва, работа, области


ЦИУП

Декларация пожарной безопасности Казань
ООО "Центр инжиниринга и управления проектами"
Казань, Щапова 14/31, тел: +7 (843) 297-57-22