Пожарная безопасность. Пожарные декларации. Декларации пожарной безопасности

Казань декларация пожарной безопасности

Отправьте заявку





Столица сползает в Москву-реку


Столица сползает в Москву-рекуВ городе обнаружено девять новых оползневых участков, которые нужно срочно ликвидировать.

Обычная автостоянка в Москворечье, возле Курского моста. Машины стоят на высоком берегу Москвы-реки. А вот забор стоянки внизу, под обрывом. Это не странная задумка архитектора, просто ограда... уехала вниз. На сто метров!

- Прихожу утром машину забирать, смотрю - забор чуть не в Москву-реку сполз, - рассказывает местный житель Николай Павлович, - Хорошо, хоть автомобили вместе с ним не укатились!

Съехало в обрыв и несколько металлических гаражей. Оползни, оказывается, не экзотическая опасность гор. Они сплошь и рядом случаются в столице. На Карамышевской набережной, например, съехала к реке ограда Троицкой церкви. Под угрозой разрушения - сам старинный храм. Зона оползня подбирается и к элитному коттеджному поселку, построенному рядом.

Еще история: на улице Крылатские Холмы у дома N1 недавно провалился асфальт на площади 150 квадратов. Сотрудники МЧС подтвердили - оползень. Откуда в Москве взялась эта напасть? И как власти собираются с ней бороться?

МГУ ПЕРЕНЕСЛИ ПОДАЛЬШЕ

- Москва стоит на холмах, к тому же через весь город протекает река, подмывающая высокие склоны берегов, - рассказал "Комсомолке" доктор географических наук, профессор МГУ Георгий Рычагов, - А еще оползням способствует сам состав московских недр. Если, например, склон глинистый, а сверху пески или ледниковые отложения, то они буквально съезжают вниз по глине, как по ледяной горке!

Еще в прошлом, двадцатом веке в Москве насчитали 15 оползневых зон (см. карту). Самые крупные - Воробьевы горы, Коломенское, Фили, Троице-Лыково. Может, оползней там было бы меньше, но "помогло" вмешательство самих горожан. Опасные склоны в прошлые века пытались распахивать и даже застраивать. В итоге берега оголились, паводковые и дождевые воды заливали их, размывая почву. Вот и получилось, что склоны все больше сползали в реку, а берега становились ненадежными. Известна история конца 1940-х, когда на обрывистом берегу Москвы-реки решили поставить главное здание МГУ. Одни архитекторы предлагали строить его прямо на месте нынешней смотровой площадки. Другие умоляли: не надо, сползет в реку! В итоге Сталин велел перенести главный корпус на 800 метров от берега и этим, как считают ученые, сохранил зданию жизнь.

НОВЫЕ ОПАСНЫЕ УЧАСТКИ

Столичный Департамент природопользования провел в этом году исследование столичных недр. И выявил еще девять участков, где возможны оползни (см. карту).

Теперь за этими клочками земли будут круглый год наблюдать, нет ли оползней, не растут ли трещины в земле. И строить здесь, скорее всего, ничего не будут.

- Возводить сооружения на оползневых участках в принципе можно. Но слишком дорого, - продолжает профессор Рычагов, - Ведь придется, например, вбивать глубокие сваи, которые пробьют оползневый слой, и ставить здание на них. Не каждая строительная компания на такое решится.

Герман Постоев, главный научный сотрудник Института геоэкологии, считает, что, возможно, это и к лучшему.

- Строительство в оползневых зонах очень проблематично, поэтому их, как правило, не трогают. Зато мы имеем парки "Коломенское", "Воробьевы горы", "Фили". И гуляем среди деревьев, а не между домов!

Увы, далеко не всегда. Нередко на оползнях строят... тайком.

ПОЧЕМУ "УЕХАЛИ" ГАРАЖИ

Все оползневые участки Москвы нанесены на карту, которая, кстати, постоянно пополняется. Если будущее строительство заходит на оползень, его обязаны согласовать в компании "Геоцентр-Москва", следящей за состоянием недр.

- По каждому участку мы даем заключение, можно ли строить. А если можно, то после каких противооползневых работ, - рассказывает начальник отдела экзогенных геологических процессов "Геоцентр-Москва" Сергей Чумасов, - Но часто бывает, что никаких согласований коммерсанты не берут.

Канатно-кресельная дорога и ресторан "Рыцарский клуб" на Воробьевых горах, по словам Чумасова, были построены без согласований.

- Странное дело - это опасный оползневый склон, к тому же на особо охраняемой природной территории, где вообще строительство запрещено. А объекты стоят! - удивляется Сергей Владимирович, - Кто даст гарантию, что они безопасны?

Вспомните район Москворечье-Сабурово. Там на склоне без всяких согласований построили гаражи, и они сползли вниз...

Оползни подбираются и к уже построенному. Например, метромосту на Воробьевых горах, Карамышевскому шлюзу на канале им. Москвы, храму Владимирской иконы Божией Матери в Куркине. Будут ли их спасать?

- Разумеется, все проблемные участки под контролем и в случае необходимости их укрепляют, - уверяет Сергей Чумасов.

В Коломенском, например, удалось отстоять храм XVI века Усекновения главы Иоанна Предтечи. Он мог разрушиться от прогрессирующего оползня, но в землю рядом с ним забили сваи. Сейчас спасают и коломенские овраги. Чтобы их не размывало дождем и талым снегом, строятся водоотводные канавы. Проблема одна - деньги. На укрепление склонов только в одном Коломенском требуется около 100 миллионов рублей. Их выделили - нельзя же бросить крупный заповедник. А вот многие другие склоны могут остаться без поддержки - в прямом и переносном смысле.

- Единой городской программы борьбы с оползнями не существует, - пояснила "Комсомолке" директор территориального Центра государственного мониторинга за состоянием недр по Москве и Московской области "Геоцентр-Москва" Валентина Васильева, - Программа принимается под конкретные склоны. Если, например, планируется их хозяйственное освоение или нужно сохранить от разрушения какое-то здание.

С одной стороны, правильно: зачем укреплять склон, если на нем ничего не строят? С другой стороны, на склонах строят тайком, без всяких укреплений! И, купив гараж на обрывистом берегу, Москвич может остаться и без гаража, и без машины.

Пожарная безопасность, работа, области


ЦИУП

Декларация пожарной безопасности Казань
ООО "Центр инжиниринга и управления проектами"
Казань, Щапова 14/31, тел: +7 (843) 297-57-22