Пожарная безопасность. Пожарные декларации. Декларации пожарной безопасности

Казань декларация пожарной безопасности

Отправьте заявку





Хроника падающего «кукурузника»


1 октября в поле на северо-востоке Бурятии недалеко от райцентра Багдарин Баунтовского района совершил аварийную посадку самолет АН-2 авиакомпании «БурятЭкоАвиа», выполнявший рейс по маршруту Багдарин — Уакит — Багдарин. Ранее сообщалось, что пилоты вынуждены были сесть из-за плохих погодных условий. Однако пассажиры рейса уверяют, что это совсем не так

Не прилетел в назначенное время

Самолет перевозит пассажиров по маршруту Уакит — Багдарин — Уакит в среднем два раза в неделю. Помимо «такси» для пассажиров, АН-2 в Багдарине используется еще и в качестве самолета санавиации по заявкам центральной районной больницы Баунтовского района.

В администрации района сообщили, что рейсы выполняет авиакомпания «БурятЭкоАвиа». На это направление она зашла в 2009 году, а до этого Баунтовский район обслуживали «Бурятские авиалинии».

— 1 октября в 15.20 самолет вылетел из Уакита в Багдарин, — сообщил «Информ Полису» Леонид Будаев, замглавы Баунтовского района. — В последний раз экипаж вышел на связь в 15.58, еще находясь в воздухе. Они запросили посадку, и после этого связь была утеряна.

Полетное время от поселка Уакит до райцентра всего 45 минут.

— Первым забил тревогу начальник нашей площадки по обслуживанию самолетов Сергей Елшин, — рассказал Алексей Точнов, главный специалист ГО и ЧС по Баунтовскому району. — В 18.35 из нашего аэропорта в единую диспетчерскую службу района поступил сигнал о том, что самолета нет.

Точнов срочно оповестил службы МЧС по Бурятии и поднял по тревоге все службы и организации Баунтовского района. В аэропорту создали оперативный штаб, в который вошли сотрудники милиции, прокуратуры, МЧС, медики и другие специалисты.

Поскольку глава района Юрий Никулин находился в служебной поездке в Москве, штаб возглавил его зам Леонид Будаев.

Ошибка диспетчеров

Так как багдаринский аэропорт, по сути, представляет собой лишь площадку по приему и обслуживанию самолетов, он не оснащен навигацией. Это означает, что вся связь летного экипажа с наземными службами происходит только через Улан-Удэ.

По словам начальника багдаринского аэропорта Сергея Елшина, 1 октября сигнал о пропаже самолета поступил с задержкой на два часа.

— Это не наша вина, это недоработка авиалиний, — говорит Елшин. — Пилоты сообщили в Улан-Удэ об аварийной посадке, но там их, видимо, недослышали или неправильно поняли.

Елшин объяснил, что улан-удэнские диспетчеры после сеанса связи сняли АН-2 с навигации и попросту перестали отслеживать.

Сначала рассматривали версию о том, что самолет приземлился в Таксимо или другом близлежащем населенном пункте. Однако после проверки выяснилось, что ни в одном из них самолета нет.

Через несколько часов на пропавшем самолете сработал радиомаяк, и по его данным службы аэропорта смогли установить координаты самолета.

— Эти данные были в штабе в 19.45, — говорит Алексей Точнов, — точные координаты посадки — 55-00-114-8 на северо-востоке от села Багдарин — были определены нами по карте. Исходя из координат самолета, мы сделали вывод, что люди, скорее всего, живы. Нам было известно, что в том месте есть возможность для посадки. К тому же кто-то включил радиомаяк, это тоже говорило о том, что люди живы.

Спасательная операция

На заседании экстренно созданного штаба было решено создать поисковые группы. Всего их было создано три, и каждую возглавили сотрудники местного отдела милиции. Самолет приземлился всего в 75 километрах от Багдарина. Однако первая поисковая группа потратила на дорогу целых шесть часов.

— Там нет дорог, это непроходимая местность. Группа вышла из Багдарина в 22.20 и обнаружила самолет только в 04.46, — рассказал Александр Печорин, глава сельского поселения «Багдаринское», тоже вошедший в оперативный штаб.

Поскольку у администрации Баунтовского района нет собственного вездехода и другой техники, к спасению пассажиров было решено привлечь вездеход ОВД, а также помогли семейно-родовая община «Дылача», «ВитимГеопром», «Энергосервис». Они предоставили спутниковые телефоны, ГСМ, вездеходы. Поисковые группы отправились в путь практически друг за другом. Всего на помощь экипажу и пассажирам аварийно севшего самолета из Багдарина было отправлено 30 человек и два водителя родовой общины «Дылача».

— Было задействовано семь единиц наземной техники, в том числе три вездехода. Для сокращения времени вездеход ОВД погрузили на трал и доставили до прииска «Алексеевский», который тоже принадлежит «Дылаче», — говорит начальник ОВД по Багдарину Солбон Цыренов.

На территории участка «Алексеевский» оперативный штаб принял решение создать базу. Бригада узла связи установила там временный телефон, с помощью которого можно было связываться с членами поисково-спасательных групп, у которых при себе были спутниковые телефонные аппараты.

— Семейно-родовая община «Дылача» дала нам всю технику, предоставила два вездехода с водителями, так как у нас был только один, милицейский, — говорит заместитель главы администрации Леонид Будаев.

Вездеходом первой поисково-спасательной группы управлял 26-летний Андрей Жук. Эвенк по национальности, выходец из семьи потомственных оленеводов, он помог определить самый короткий путь до места нахождения самолета.

— Благодаря Андрею мы вышли на точку в кратчайшие сроки, он знал дорогу и провел группу по короткому пути, — говорит милиционер Солбон Цыренов. — Изначально мы рассчитывали дойти до места за 9—10 часов, а благодаря Андрею добрались за шесть.

За это «Дылача» наградила своего сотрудника Андрея Жука премией в размере ста тысяч рублей. Скромный эвенкийский парень был очень рад этой награде, постоянно говорил слова благодарности и уверял, что не сделал ничего особенного — просто знал дорогу.

— Я работаю в «Дылаче» на прииске «Алексеевский», и из участка мы постоянно ездим мимо этого места на реку Цыпа, возим грузы, — рассказывает Андрей Жук. — На навигаторе мне показали карту места и спросили, как туда быстрее добраться, сказали, что там где-то лежит самолет. Я знаю это место и показал самый короткий путь.

Помогли оленеводы

Первая поисковая группа обнаружила самолет в 04.46 2 октября.

— Я сразу его разглядел в темноте, — рассказывает Андрей Жук. — Мы подъехали к нему, но там уже никого не было, люди самостоятельно эвакуировались и ушли на оленеферму, это совсем недалеко, метров 500 от самолета, — говорит водитель «Дылачи».

Ферма оленеводов, тоже принадлежащая общине «Дылача», приняла всех восьмерых пассажиров и членов экипажа, которых было трое.

— На ферме живут моя мама Ольга Мардонова и отчим, — рассказывает Андрей Жук. — Так вот мама была в шоке, там же глушь, непроходимые места, а тут вдруг столько народу — самолет, вездеходы, потом и вертолет прилетел.

Ольга Мардонова приняла на ночлег и накормила напуганных пассажиров самолета, которые с момента посадки в общей сложности провели на ферме 12 часов. В ту ночь температура воздуха в Багдарине составляла минус 10 градусов, а в поле было еще холоднее. О том, что могло бы случиться с экипажем и пассажирами самолета, среди которых была девятимесячная девочка, не будь рядом фермы, сейчас боятся даже думать.

— Когда мы прибыли, люди спали в тепле, в самолете никого не было, — вспоминает начальник ОВД Солбон Цыренов. — Оленеводы Мардоновы приняли всех, обеспечили питанием, за что им большая благодарность.

Без пострадавших не обошлось

Прибывшие к месту аварийной посадки самолета медики, входившие в состав поисковых групп, сразу же начали осматривать людей.

— Из 11 человек пострадали двое, — рассказал Алдар Хайдапов, главный врач Баунтовской центральной районной больницы. — Пилот и один из пассажиров получили перелом ноги, состояние остальных людей удовлетворительное, у них не было никаких повреждений.

В 08.15 на оленеферму прилетел вертолет из Улан-Удэ. Он забрал семерых человек, включая двух пострадавших, остальных отправили в Багдарин наземным транспортом.

— У нас была полная готовность, мы рассматривали все варианты эвакуации людей, — рассказывает главный специалист ГО и ЧС Алексей Точнов. — Должен был прилететь второй вертолет МИ-8, но в нем уже не было необходимости.

В итоге из 11 человек госпитализированы двое. Остальных пассажиров, включая молодую маму с девятимесячной дочкой, врачи обследовали и отпустили домой. Пострадавший пилот АН-2 и пассажир провели в баунтовской больнице около четырех часов, а потом санавиация увезла их в Улан-Удэ.

— У летчика сложный винтообразный перелом лодыжки со смещением, его решили отправить в Улан-Удэ для более квалифицированного лечения, — объясняет главный врач Алдар Хайдапов. — А второй пострадавший — житель Курумкана, ему из Улан-Удэ будет проще доехать до дома, чем из Багдарина.

Самолет АН-2, совершивший аварийную посадку в месиво из талого снега и грязи, визуальных повреждений не имеет.

— Он просто застрял в кочках и болоте, — говорит Андрей Жук.

В каком состоянии находится самолет и каким образом его эвакуировать, будет выяснять специальная комиссия. Однако уже сейчас ясно, что вытащить «кукурузник» будет непросто.

— Сложность заключается в том, что на месте посадки уже лежит снег, а под ним талая земля, поэтому эвакуировать его будет весьма затруднительно, ведь для самолета нужна площадка для разгона и подъема, — говорит Алексей Точнов. — Придется либо ждать, пока замерзнет грунт, либо вывозить его по частям.

Могло и не обойтись

Людей, приземлившихся в труднопроходимой местности, удалось спасти относительно быстро благодаря не только стечению обстоятельств, но и оперативной и профессиональной работе штаба, созданного в районной администрации.

Однако члены штаба признают, что все прошло гладко во многом потому, что не так далеко было от Багдарина.

— Если бы самолет сел дальше, например в тайге, были бы сложности, — говорит глава сельского поселения «Багдаринское» Александр Печорин.

Хорошо и то, что к чрезвычайной ситуации отнеслись с пониманием организации — предоставили технику, горючее, вездеходы и даже пайки и теплые вещи для пострадавших.

— А если бы вездеходы «Дылачи» были в отъезде на отдаленном участке, что тогда? — говорят члены оперативного штаба. — Мы хотим обратиться в правительство Бурятии, попросить резервную технику в ведение администрации, на случай ЧС.

Баунтовский район — самый отдаленный и самый большой в Бурятии, он занимает пятую часть территории республики. 94 процента района — лес и труднодоступные места, до которых на обычной машине не доедешь. До Улан-Удэ 600 километров по не очень хорошей дороге. Поэтому своя техника Баунту нужна обязательно.

Версия номер 1: «Экипаж героев»

Сейчас члены оперативного штаба, проведшие операцию по спасению пассажиров и экипажа, затрудняются говорить о причинах аварийной посадки.

По общему мнению представителей администрации, МЧС, милиции и прокуратуры, виной всему стала непогода. ПодтвеРЖДает это и начальник баунтовского аэропорта Сергей Елшин.

— Погодные условия были очень плохие, сплошной стеной шел снег, в таких условиях очень просто потерять ориентир, — говорит он.

Члены оперативного штаба уверены, что опытные летчики адекватно оценили обстановку и приняли решение садиться в районе оленефермы.

— Они, вероятно, преднамеренно выбрали место для аварийной посадки, чтобы минимизировать потери. Местность там такова, что позволяет посадить самолет без особых повреждений, это было самым оптимальным выходом из сложившейся ситуации, — уверен начальник баунтовского ОВД Солбон Цыренов.

По его словам, сделать однозначный вывод можно будет только после заключения специальной комиссии, которая проверит правильность действий пилотов.

Начальник аэропорта Сергей Елшин, который уже несколько лет подряд принимает этот самолет и полностью его обслуживает, сообщил, что самолет был в хорошем техническом состоянии, так как недавно прошел ремонт.

Получается, что никто не погиб благодаря профессионализму пилотов. А вот пассажиры так не считают.

Версия номер 2: «Экипаж алкоголиков»

«Информ Полису» удалось встретиться и поговорить с Натальей Посельской, которая 1 октября вылетела на АН-2 из Уакита в Багдарин с маленькой дочкой Юлей и пережила все страшные события того дня. К слову, Наталья и девятимесячная Юля были единственными представительницами слабого пола на борту самолета.

Сама Наталья Посельская родом из Багдарина, но недавно молодая мама вместе с мужем временно переехала в ­Уакит. Муж Натальи — старатель, добывает золото на участке.

— Я летаю в Багдарин очень часто, в этот раз с дочкой полетела в больницу, — рассказывает молодая женщина. — Никакого снега и грозовых туч в тот день не было, просто члены экипажа были пьяные и поэтому потерялись в небе.

По словам Натальи Посельской, из трех членов экипажа двое были пьяны. Их выдавали и запах, и внешний вид.

— Это командир экипажа и техник, а второй пилот, Женя, который сломал ногу, вообще не пьет, — рассказывает Наталья. — Меня в Багдарине встречала сестра, так вот она рассказала, что они всю ночь и весь день прогуляли, никому покоя не давали. Они в Уакит так и полетели пьяные, сестра может все подтвердить.

По словам Натальи, из-за сильного опьянения пилоты потерялись в небе и начали кружить.

— Я вообще не знаю, как они взлетели, перекрытые были оба. Над горой Усой у меня на телефоне появилась связь, я начала звонить родным, чтобы меня встретили, но внезапно связь пропала.

Наталья рассказала, что самолет долго кружил над незнакомой местностью.

— Мы увидели речку Талой, и я слышала, как второй пилот, который был трезвый, говорил командиру лететь по этой реке, а он не послушался и полетел в другую сторону. Сперва мы начали приземляться между каких-то гор, а там одни камни, и, слава богу, не стали там садиться, набрали высоту.

По словам Натальи, самолет долго кружил над хозяйством оленеводов и в итоге начал садиться в этой местности.

— А там колея по колено, постоянно вездеходы ездят. При посадке нас дважды сильно подкинуло, а в третий раз еще сильнее, и мы винтом воткнулись в землю, — вспоминает молодая женщина, укачивая на руках дочь. — Самолет встал и заглох, а я закричала, чтобы скорее открывали двери, что у меня на руках грудной ребенок. Весь народ побежал вперед, к пилотам. У меня ноги все синие от ударов, но я не помню, обо что ударялась, была очень напугана. Когда открыли дверь, мы сами вылезали из самолета по крылу.

Наталья рассказала, что когда оказалась на земле, то не могла идти и держать ребенка — ноги и руки стали ватными.

— Было холодно, снега по колено, все пошли к домику оленеводов. Нас с дочкой повели первыми, мужчина и женщина, хозяева дома, вышли за нами, женщина помогла мне нести ребенка, — вспоминает Наталья.

Четверо пассажиров — двое молодых парней из Уакита и двое работников «ВитимГеопрома» — несли на руках пилота, сломавшего ногу.

— Командир и техник стали выравнивать самолет. Видимо, испугались, не хотели, чтобы кто-то увидел, как мы воткнулись в землю винтом, — заключает Наталья Посельская.

Молодая мама вместе с другими пассажирами сидела в домике у оленеводов, а недалеко от нее лежал раненый пилот.

— Он спросил, как меня зовут. Я говорю: Наташа. Пилот попросил меня сходить к технологу и сказать ему, чтобы он включил на самолете сигнал, чтобы оповестить о том, что у нас авария.

По рассказам Натальи, убедить технолога сделать это удалось не сразу.

— Мы ему говорим, а он не идет и все, — сетует молодая мама. — Говорит, замерз, отогреюсь и потом пойду, а время было уже седьмой час вечера. Но потом все же пошел.

Через некоторое время пострадавший при посадке пилот попросил Наталью сходить к самолету и проверить, включен ли маяк. Девушка вышла на улицу.

— Смотрю, а они там самолет откапывают, говорят, выгнать его надо, — возмущается Наталья. — Куда же его выгонишь, там же колея, грязь, это год его откапывать надо, из-под земли сразу вода выступает.

По рассказу Натальи, когда не совсем трезвые члены экипажа включили маяк, над местом посадки начал летать большой самолет.

— Это было часов десять уже вечера, самолет кружился над местом, мы вышли на улицу и смотрели. Я дочку никак не могла усыпить, она у меня плакала и плакала, за всю ночь, наверное, час от силы поспали.

Рано утром к домику оленеводов на вездеходах приехали поисковые группы.

— Там были милиционеры, врачи. Сразу стали осматривать ребенка, а потом нас на вертолете увезли в Багдарин, из аэропорта доставили в больницу, а оттуда уже отпустили по домам.

Сейчас Наталья Посельская настроена написать претензию в авиакомпанию, а также подать заявление в прокуратуру.

— Я и еще двое пассажиров хотим подать заявление. Остальные, работники «ВитимГеопрома», не согласны, они боятся, что им потом просто не будут давать самолет, а они же золото возят.

Наталья говорит, что до сих пор не может прийти в себя после случившегося. Испугана и маленькая Юля.

— Я записала все данные пилотов и буду добиваться компенсации морального вреда, — уверяет пострадавшая пассажирка.

Спасатели, помощи, работа


ЦИУП

Декларация пожарной безопасности Казань
ООО "Центр инжиниринга и управления проектами"
Казань, Щапова 14/31, тел: +7 (843) 297-57-22